Привет гостям!
Раз вы пришли на наш сайт, значит так или иначе столкнулись с проблемой алкоголизма. Мы можем своим опытом доказать -- свобода от алкоголя реальна и она ближе, чем вы думаете. У нас есть нужные знания о зависимости. Регистрируйтесь, чтобы не пропустить что-то важное!

Повесть про алкаша или рассказ.

Различные способы (можно сказать, технологии) восстановить свою трезвость и научиться жить без алкоголя. Основные направления. Обсуждаем!
Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

Как и обещал рассказ про алкаша. Жена прислала мне . Попросил .

Буду потиху выкладывать . Может кому то пригодиться .


Глава 1

Эта история началась в Ленинграде. Ранним весенним утром скорый поезд доставил меня на перрон Варшавского вокзала. Я возвращался в северную столицу из Эстонии, от своего друга и сокурсника по университету Алексея Рыжова.

Поездка была деловой. Обсудив и взвесив наши возможности, мы с приятелем решили заняться книжным бизнесом. В мою задачу входила закупка в Питере дефицитных книг, а Алексей обязался выгодно их реализовывать. Он был кооператором и владел несколькими киосками в небольшом эстонском городке.

Прямо с вокзала я направился на Фонтанку, в редакцию одной из газет. До решения заняться бизнесом я больше года работал в этом издании журналистом. Как же было не отметить с друзьями начало нового предприятия.

После нескольких часов обильных возлияний в редакции наша дружная журналистская братия всей гурьбой отправилась в «Домжур» на Невском. В то время в Ленинграде, да и во всей нашей стране, действовала талонная система продажи вина и водки. Горбачев и его команда вели решительную борьбу с позорным наследием капитализма – пьянством. Толку от этой борьбы было мало. Антиалкогольная кампания породила целый класс спекулянтов. Многие нынешние российские бизнесмены свой начальный капитал сделали на водке. Если в магазине бутылка стоила десять рублей, то из-под полы она продавалась по двадцать – двадцать пять. Шинки «работали» на каждом углу...

Дом журналистов славился отменным бутылочным жигулевским пивом и хорошим недорогим буфетом. Вход сюда разрешался только по удостоверениям. В Ленинграде тогда издавалось всего несколько крупных газет, поэтому завсегдатаи «Домжура» почти все знали друг друга в лицо.

После того как пиво легло на водку, а затем на эту гремучую смесь легло шампанское, сухое, портвейн, водка и коньяк, моя голова стала соображать туго. Дальнейшие события вечера вспоминаются смутно, словно в фильме «Джентльмены удачи», – тут помню, там не помню...

Помню, что мы с приятелем Женькой Черновым решили ехать ко мне на дачу и по дороге купили у спекулянтов три бутылки водки. А очнулся я на даче почему-то один. Как мы потерялись, не помню, позднее выяснилось, что не помнил и мой приятель.

Вряд ли когда-нибудь удастся мне забыть то жуткое хмурое мартовское утро – утро пробуждения. Наверное, так должен чувствовать себя человек, переживший атомную катастрофу.

Голова раскалывалась на части и гудела, как набатный колокол, дышать было трудно, словно грудь прижала тяжелая, массивная плита, а перед глазами плясали желтые, зеленые, фиолетовые круги...

Морщась от боли, я повернулся набок и сквозь пелену многоцветного тумана сумел разглядеть початую бутылку водки и недопитый стакан. Они стояли на табурете возле кровати. Это было спасением. Из своего горького опыта я знал, что клин вышибают только клином.

В стакане оставалось грамм пятьдесят водки. Нужно было только найти силы, чтобы дотянуться до этого стакана и сделать один большой глоток. Я понимал, что в том полуобморочном состоянии, в котором нахожусь, нечего даже и помышлять, чтобы налить из початой бутылки. Это было нереально, фантастично – все равно что полететь в космос...

Я сознавал, что болен и мой организм отравлен. Ну, зачем надо было накануне мешать все подряд – водку, пиво, шампанское, сухое, портвейн, коньяк?!. От одного воспоминания о вчерашнем вечере меня замутило...

Трудно сказать, сколько времени смотрел я на стакан, в котором находилась спасительная жидкость, способная меня оживить. Липкие, тягучие, тошнотворные минуты тянулись медленно. Вы видели когда-нибудь муху, попавшую на клейкую ленту? В тот момент я был очень похож на нее. Только муха еще могла шевелить своими лапками, а у меня даже на это не было сил.

Наконец, собравшись с духом, я приподнялся на кровати, дрожащей рукой взял стакан и, стуча зубами о стеклянный край, вылил водку в рот. Эта несложная процедура отняла столько сил, что на лбу у меня выступили капли пота. Откинувшись на кровать, я закрыл глаза.

Когда-то в дни юности в родном городе, на парковой аллее у пивного ларька, я был свидетелем эпизода, запомнившегося на всю жизнь. Представьте себе трех мужиков. Одного из них бьет сильнейшая дрожь. Приятель держит руками его голову, а третий мужик пытается из кружки влить в рот пиво. «Похмельный синдром», – так тогда пояснили мне эту картину друзья. Думал ли я, что когда-нибудь окажусь в подобном положении?..

Глоток водки сделал свое дело. В глазах прояснилось, и шум в голове немного утих. Сев на кровать, я все еще дрожащей рукой налил из бутылки полстакана и медленно сквозь зубы выцедил отвратительное на вкус пойло. Почти тут же почувствовал острый спазм желудка, и меня чуть не вырвало. Отравленный организм протестовал, желудок не хотел принимать эту гадость.

Несколько минут я сидел, закрыв глаза, судорожно сглатывая слюну и мучительно борясь с приступами тошноты. Наконец, водка прижилась. Порывшись в карманах куртки, я достал сигарету и закурил.

Только страдающий с похмелья человек может понять, какое блаженное состояние наступает после выпитых ста грамм. Еще полчаса назад ты был похож на мертвеца, не мог пошевелить даже пальцем. И вот ожил, возродился, словно птица Феникс из пепла! Горячими волнами по жилам побежала кровь, с глаз спала пелена дурмана, а в голове просветлело...

Первая мысль была тревожной – что с деньгами? Накануне на руках у меня было больше тысячи. Неужели потерял?..

Заглянув в потайной карман и убедившись, что почти все деньги целы, я облегченно вздохнул. На душе отлегло. Я закурил новую сигарету и стал вспоминать вчерашний вечер.

Последнее, что я помнил, – это как мы с Женькой купили у спекулянтов три бутылки водки. Из одной я только что похмелился. Вторая, непочатая, стояла под кроватью. Третья бутылка бесследно исчезла. Исчез и мой приятель. Вероятно, мы потеряли друг друга на вокзале или в электричке.

Как сам добирался до дачи, я тоже не помнил. Наверное, шел «на автопилоте». Подобное уже случалось.

Мысленно поблагодарив Бога за то, что вчерашняя гулянка закончилась благополучно, я пообещал Ему и себе больше так не напиваться. И чтобы подтвердить свое обещание, а заодно окончательно поправить здоровье, налил и выпил еще полстакана водки...

Есть не хотелось. Сама мысль о еде вызывала тошноту. У меня был друг детства – Витька Пугин, так тот с похмелья мог съесть «лошадь». На него прямо жор какой-то нападал. Я же с похмелья только пил воду и выкуривал одну сигарету за другой.

Воду я пил, когда нечем было похмелиться. Если такая возможность имелась, лучше всего похмеляться было пивом. Холодное пиво пьется легко и дает мягкое похмелье. Каждая кружка снимает тяжесть с определенного участка больной головы. Обычно в норму приходишь только после третьей-четвертой кружки, когда перестают дрожать руки.

От питерцев я перенял новый, необычный способ похмелья. Мужики заказывали в кафе сто грамм коньяка и сто – шампанского в один бокал. Попробовав эту гремучую смесь, я пришел в полный восторг. Она действовала моментально, как удар молнии. В глазах светлело и головную боль снимало как рукой...

Полулежа в кровати и выкуривая очередную сигарету, я размышлял: идти за пивом в магазин или нет. С одной стороны, пива, конечно, хотелось. С другой – памятуя вчерашний урок, мешать его с водкой было опасно.

Нет, решил я, надо сегодня потихоньку выходиться, а завтра на трезвую голову заняться закупкой книг. И чтобы окончательно закрепить принятое решение, налил еще полстакана водки и залпом выпил.

Непьющему человеку, наверное, трудно понять мои поступки. Они были лишены какой-либо логики. Только что я буквально умирал от принятого накануне алкогольного «яда», и вот стоило этому «яду» оказаться передо мной, я вновь вливал его в себя, утешаясь мыслью, что «поправляю здоровье». Короче говоря, к вечеру я прикончил обе бутылки и забылся тревожным сном.
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
Ольгааа
Доцент
Доцент
Сообщения: 3829
Зарегистрирован: 22 сен 2018, 13:09

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение Ольгааа »

Читаю с интересом. yes
Изображение

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

Ольгааа писал(а):
10 фев 2020, 18:10
Читаю с интересом.
немного погодя дальше будет yes
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

* * *
Теперь, наверное, надо объяснить, как я оказался на этой даче. Виной всему была моя давняя, сокровенная мечта – поселиться в северной столице. В Ленинграде я несколько лет учился и с тех пор полюбил этот удивительный, загадочный город. Тот, кто хоть однажды побывал на берегах Невы, сумеет понять мое страстное желание.

В тридцать пять лет, решив круто изменить свою жизнь, я распрощался с родными пенатами, сел на поезд и отправился на поиски счастья в северную столицу. Признаюсь, в моем поступке было немало безрассудства и авантюризма. За плечами остались дом, друзья, престижная работа в редакции популярной городской газеты. Впереди ожидала полная неизвестность...

Ленинград встретил меня холодно. Многомиллионный город не любил чужаков. Чтобы получить лимитную прописку, мне пришлось устроиться на работу в Лениздат печатником. Вернее, даже не печатником (так значилось в трудовой книжке), а заправщиком рулонов газетной бумаги.

Каторжная была работа. Сравнить ее можно разве что с трудом рабов негров на плантациях сахарного тростника.

В то время газеты выходили стотысячными и даже миллионными тиражами. Печатались они на старых, допотопных машинах. В обязанности заправщика входило взрезать острым, как мачете, ножом рулон бумаги и накатить его на маленькую тележку на подшипниках. Затем, обхватив рулон руками (весил он 800–900 килограммов) и упираясь ногами в бетонный пол, мы катили газетную бумагу по стальным рельсам к печатным машинам. Рулона хватало на 15–20 минут работы (процесс печати был почти непрерывным), поэтому, едва успев заправить один рулон, тут же бежали за следующим. И так всю ночную смену, 8–12 часов.

Сверху, с расхлябанных машин, на нас постоянно капала типографская краска. Отмыть ее можно было только специальной пастой, да и то лишь при помощи жесткой щетки. Сущим наказанием была профилактическая чистка машин. Из так называемого колодца, куда стекала краска с валиков, мы вылезали черными с ног до головы. Ну, ни дать ни взять настоящие негры. Немудрено, что на такую работу почти никто из ленинградцев не шел. Выручали мы, иногородние, – лимита...

Справедливости ради надо сказать – у Лениздата имелось хорошее общежитие. Оно находилось на Ленинском проспекте. На девяти этажах нового кирпичного здания размещались десятки квартир гостиничного типа: с маленькой прихожей кухней и ванной. Здесь жили как семейные, так и одинокие. Причем одиночки селились в гостинку по два, максимум по три человека.

Большая часть лимитчиков были русскими. Но встречались также хохлы, белорусы и даже корейцы.

Печатники работали по скользящему графику и так выматывались во время ночных смен, что в выходные у большинства не было ни сил, ни желания куда-либо ехать. А ведь в Ленинграде было что посмотреть.

Бильярд, карты, телевизор, пиво, вино, водка – вот самый распространенный набор развлечений. Пили в общежитии много. Но драк, как ни странно, не было, хотя массовые, коллективные пьянки происходили почти ежедневно.

Вкалывая по ночам в печатном цехе, днем я пытался наладить контакт с редакциями газет. Ох, как это было непросто. Даже коренные питерцы, окончившие вместе со мной журфак Ленинградского госуниверситета, работали в заводских многотиражках.

«Пустое ты затеял дело, – отговаривали они меня. – Брось свою адскую работу и поезжай в район. Там журналисты нужны!»

Но я упрямо не хотел расставаться со своей мечтой. Мне было не впервой начинать все заново. Приобретенный с годами житейский опыт не раз подтверждал справедливость старой, мудрой поговорки: терпенье и труд все перетрут...

И мне действительно повезло. В одной из ведущих ленинградских газет открылось вакантное место. Я успешно выдержал испытательный срок и вскоре был принят на работу в секретариат редакции.

Вот с этого момента начались мои проблемы с жильем. Место в рабочем общежитии пришлось освободить, а у редакции не то что своих служебных квартир, а даже комнатки в коммуналке не было.

По каким только углам не скитался я последний год! Жил у друзей, знакомых, снимал частную квартиру, номер в гостинице. Последним моим прибежищем стала дача под Ленинградом. Ключ от нее мне предложила сотрудница нашей редакции Алла.

Это были так называемые обкомовские дачи. В то время все газеты были партийными, и сотрудникам редакций перепадали кое-какие крохи с барского стола партийной элиты. По большим праздникам журналисты получали продуктовые наборы – спецпайки. Им также разрешалось отдыхать на госдачах в пригороде Ленинграда.

Дачи считались летними и не имели никаких удобств. Они были построены по типу садовых домиков, почти ничем от них не отличаясь.

Я переехал на дачу в начале января. Утеплил шерстяными одеялами окно и дверь, разостлал на полу старенький коврик. Но это не спасало от холода. При большом морозе и сильном ветре, проникающем сквозь щели тонких дощатых стен, в комнате было ничуть не теплее, чем в ледяной пещере.

Выручала небольшая печка, вернее, даже не печка, а подтопок. И хотя дров не было, я приспособился большим шестом сбивать нижние сухие сучья сосен, в изобилии росших на участке. Толстые ветки горели, как порох. Но тепло держалось недолго, всего несколько часов. К утру комната выстывала, и ее стены покрывались инеем.

Вот на такой маленькой, летней даче я и очнулся в то хмурое мартовское утро...


* * *
Всю ночь мне снились кошмары, но еще кошмарней было само пробуждение.

Все тело била мелкая дрожь, а мышцы ног сводила судорога. Меня бросало то в жар, то в холод. Стиснув зубы и корчась от нестерпимой боли, я проклинал себя за то, что не оставил накануне хотя бы сто грамм водки. Помочь могло только это «лекарство»...

До обеда я терпеливо переносил свои муки, надеясь, что в конце концов они пройдут. А в двенадцать не выдержал и стал собираться в дорогу.

В дачном поселке работал продуктовый магазин. Без талонов, из-под полы в нем можно было купить бутылку водки. Но что я с ней буду делать? Зачем мне целая бутылка? Мне нужны всего сто грамм.

Я знал, что на соседней станции (одна остановка на электричке) есть небольшое кафе. Там отпускали спиртные напитки в разлив.

«Мне нужно только сто грамм, – убеждал себя я. – Выпью их, похмелюсь и сразу вернусь на дачу». Странно, как только у меня появилась цель, сразу стало намного легче...

Через час я уже сидел в кафе и цедил сквозь зубы водку. В помещении было тепло и уютно, тихо играла музыка. В голове у меня прояснилось, и я вдруг вспомнил один из своих любимых рассказов Хемингуэя «Там, где чисто, светло» – об одиноком старике, который каждый вечер приходил в маленькое кафе на тихой парижской улочке. Он садился за столик и, потягивая коньяк, наблюдал за посетителями заведения. Ему не хотелось идти в свою пустую квартиру, и поэтому старик каждый раз в одиночку напивался.

Неожиданно на меня волной накатил такой острый приступ тоски, что заныло сердце. Ситуация, в которой я оказался, была очень похожей. Мне было так же грустно и одиноко, как этому старику, так же не хотелось возвращаться на холодную, пустую дачу.

Я заказал себе еще сто грамм водки, потом еще...

На дачу я приехал лишь поздним вечером, еле держась на ногах, но с бутылкой водки в кармане. На следующий день история повторилась.

Почти целую неделю длился мой запой. Просыпаясь утром и корчась от боли, я давал себе зарок, что больше не поеду в чертово кафе, но к обеду, не выдержав, сдавался, чуть живой выползал из дачи и брел на электричку с «твердым» намерением выпить только сто грамм. Похмелившись водкой, я напрочь забывал все свои клятвы и обещания и вновь возвращался лишь поздно вечером, в стельку пьяный...

Это был мой первый длительный запой. Мне и раньше иногда приходилось выпивать по два или три дня кряду. Но такое случалось в выходные или по праздникам. После обильных возлияний на работу я приходил с тяжелой, больной головой. Утешало, что мои коллеги находились не в лучшей форме. В обед все вместе мы шли похмеляться, посмеиваясь и подтрунивая друг над другом. Обычно, этим все и заканчивалось до следующей большой гулянки.

Сейчас со мной происходило что-то странное, непонятное и необъяснимое. Я не мог остановиться. Я пил, чтобы стало легче, а мне становилось все хуже и хуже...

На пятый или шестой день, очнувшись в очередной раз больным и разбитым, я понял, что погибаю. Удивительно, я совсем не испытывал страха перед смертью. Видимо, настолько меня вымотала бессмысленная борьба с самим собой, что смерть показалась не такой уж и страшной. По крайней мере это был выход из того заколдованного круга, в который я попал.

В страшную минуту отчаянья, полностью раздавленный и опустошенный, я вдруг вспомнил о Боге. Вера в Высшую Силу появилась у меня совсем недавно. Она вошла в мою жизнь так неожиданно и удивительно, что об этом следует рассказать особо.
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

Продолжение следует .ep-
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

* * *
Наше поколение росло безбожниками. С раннего детства в нас сознательно воспитывали отвращение к религии. Атеизму меня учили в школе, а позднее в университете. Я выбрал своей профессией журналистику, а она была центральным фронтом идеологической борьбы. Еще можно было не вступать в компартию, что я и делал, но категорически запрещалось посещать церковь. И хотя многие из моих коллег праздновали Пасху (красили яйца и покупали куличи), никто из них никогда не признался бы, что он верующий. Запросто могли уволить с работы.

В церковь меня привело само Провидение. Это произошло в Ленинграде. Как-то раз, после очередной особенно изнурительной ночной смены, я вышел из печатного цеха в очень подавленном состоянии. Раздражало, что мне, журналисту с десятилетним стажем, из-за лимитной прописки приходится катать эти ненавистные рулоны бумаги, чистить дурацкие машины, щеткой соскребать с себя проклятую черную краску...

Я с семнадцати лет пошел работать на завод учеником слесаря, никогда не чурался никакой черной работы, прошел хорошую армейскую школу, учился в университете и вкалывал кочегаром в котельной, перелопачивая за зиму тонны угля. Многое довелось испытать в юности, но зачем мне нужна эта каторжная работа сейчас? Сама идея приехать в Ленинград и пробиться в редакции крупных газет показалась мне нелепой и безумной.

Все больше и больше распаляясь и ругая себя на чем свет стоит, я стоял на берегу Фонтанки и смотрел, как по темной, почти черной воде проплывают грязные, серые льдины. Начало весны всегда было моим самым любимым временем года. Но в то утро ничто меня не радовало. На душе было скверно и муторно, а водоворот моих мыслей очень напоминал мутные воды Фонтанки.

Оторвавшись от гранитного парапета, я накинул на голову капюшон куртки и медленно побрел по набережной. Ноги сами привели меня к церкви.

Храм Владимирской Божьей Матери только недавно открыли. Заканчивалась зловещая эпоха преследования и гонений священнослужителей и верующих. Ни пытками, ни казнями коммунистам не удалось истребить в русском народе светлую веру в Христа Спасителя.

С внезапно охватившим меня непонятным трепетом поднялся я по ступеням храма и робко вошел в широко распахнутые двери. Я не знал ни одной молитвы, не представлял, как принято вести себя в церкви, умел только креститься – этому научила меня бабушка.

Купив свечку и спросив у какой-то старушки, куда ее можно поставить, я долго, склонив голову, стоял перед образом Христа Спасителя. «Господи, прости меня, грешного! – тихо шептали мои губы. – Господи! Помоги, если можешь...»

В храме было торжественно тихо и сладко пахло ладаном. Ярко горели восковые свечи. Иногда от дуновений легкого ветерка оранжево-желтые язычки пламени отклонялись в сторону и начинали трепетно дрожать, будто пытались сообщить что-то очень важное...

Выйдя из церкви, я почувствовал, как на душе стало намного легче и спокойнее. Куда-то исчезла тревога, улеглись сомнения. Вместо них появилось ощущение тихой и удивительно чистой, светлой радости, словно душу мою помыли в хорошей русской бане.
В тот памятный день я впервые обрел Веру и стал постоянно посещать Божий храм. Вскоре произошли события, круто изменившие мою жизнь, – в одной из ленинградских газет открылось вакантное место, и меня взяли на работу в редакцию...


* * *
Человек так самонадеян, что о Высшей Силе он вспоминает лишь в самую трудную минуту. Вот и сейчас, лежа в холодной, нетопленой даче, трясясь, как в лихорадке, и думая о смерти, я вспомнил о Боге. Только Он мог помочь. «Господи, спаси! – взмолился я. – Останови этот отвратительный запой! У меня нет больше сил так мучиться!..»

Видимо, моя горячая молитва была услышана. Вскоре я уснул и проспал до позднего вечера.

Мое пробуждение было не таким страшным, как утром. Еще побаливала голова, немного ломило тело, но все это уже можно было терпеть.

Шатаясь от слабости, я поднялся с кровати, доковылял до родника, принес свежей воды и вскипятил на плитке. У меня было несколько кубиков куриного бульона. Растворив один из них в горячей воде, я чуть ли не насильно влил в себя обжигающую, золотистую на цвет жидкость и вновь заснул.

В ту ночь меня впервые не мучили кошмары. Утром, выпив еще один стакан горячего куриного бульона, я почувствовал себя настолько хорошо, что сходил за дровами и затопил подтопок.

Красно-желтые языки пламени извивались в печи, как змеи, сухие сосновые сучья потрескивали, по комнате волнами расходился горячий воздух...

Я понял, что выкарабкался, и искренне, горячо поблагодарил Бога. И еще понял, что я алкоголик и мне необходимо лечиться.
Алкоголик. Это слово, впервые произнесенное вслух, прозвучало в пустой комнате, как страшный приговор.
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

Глава 2

Если вы думаете, что этот случай послужил мне хорошим уроком, то глубоко заблуждаетесь. Алкоголику, чтобы признать полное бессилие перед алкоголем, необходимо испить свою чашу до дна. И хотя выпитое мною спиртное уже можно было измерять в гектолитрах, дна все еще не было видно.

Вскоре я вернулся в свой родной город. Нельзя сказать, что после мартовского, страшного запоя я не сделал никаких выводов. Воспоминания еще были свежи в памяти. В то же время признавать себя алкоголиком не хотелось.

«У меня хорошая интересная работа, масса друзей, которые меня уважают, – рассуждал я. – У меня есть дом: маленькая, однокомнатная, но тем не менее своя квартира. Я чисто одет, всегда выбрит. Разве такими бывают алкоголики?..»

Понятие «алкоголик» у меня, как и у большинства моих знакомых, было неразрывно связано с бомжами на Московском вокзале. Оборванные, опустившиеся люди, готовые пойти на все ради стакана вина, – могло ли у нас быть что-то общее?..

Я искал и находил другое, более приемлемое толкование случая на даче. Заметьте, случая, а не запоя. Честно признать, что это был запой, не хотелось.

«У меня просто сдали нервы, – успокаивал я себя. – Просто дьявольски устал за годы жизни в Питере и в какой-то момент потерял над собой контроль...»

Пьющему человеку, чтобы оправдать свою пагубную страсть к спиртному, постоянно приходится заниматься самообманом. Для выпивки можно найти тысячи причин, и все они будут казаться очень убедительными. Самого себя обмануть нетрудно, намного сложнее скрыть свое пьянство от других людей.

Есть один мудрый житейский анекдот. Каждый человек проходит три жизненных этапа. На первом он может всю ночь пить, курить, заниматься любовью с женщиной, а наутро выйти на работу, как ни в чем не бывало, будто он всю ночь спал. На втором этапе человек также может всю ночь пить, курить, заниматься любовью с женщиной, но когда он приходит на работу, по его лицу видно, чем он занимался. И последний, третий этап: человек всю ночь мирно спит, а утром у него такой вид, будто он всю ночь пил, курил, занимался любовью с женщиной.

Судя по анекдоту, в моей жизни наступил второй этап. Если раньше хорошая попойка никак не отражалась на моем внешнем виде (единственным, что могло выдать, был запах перегара – его я научился отбивать с помощью кофейных зерен или лаврового листа, позднее в моем арсенале появилась более удобное средство – жевательная резинка), то теперь результаты бурной ночи явно читались на моем лице.

Мне очень не хотелось появляться на работе с помятой физиономией. После довольно долгих размышлений я пришел к выводу, что необходимо придерживаться двух важных правил. Первое: пить только водку и никогда не мешать ее с пивом, а тем более с вином. Второе: постараться контролировать себя, ограничив ежедневную дозу спиртного до 300 грамм.



* * *
Прочитав эти строки, кто-то усмехнется, а кто-то раздраженно проворчит: «Раз нельзя пить, значит надо бросать, а не заниматься разными экспериментами...».

Наберитесь терпения и не спешите с нравоучениями. Осуждать других людей всегда намного проще, чем попытаться понять их. Давайте попробуем сравнить алкогольную зависимость с какой-либо другой, например неумеренностью в еде.

Убежден, многие из вас не раз пытались похудеть. Лишний вес не только портит фигуру, но и отрицательно сказывается на здоровье. Человек быстро утомляется, у него начинают болеть сердце и печень, появляется отдышка.

Самое верное средство похудеть – сесть на диету. Если вам когда-нибудь приходилось ограничивать себя в еде, вспомните, как было трудно. Какие поистине танталовы муки испытывали вы, видя на блюде сочный, румяный кусок свинины, украшенный гарниром из красиво порезанной, умело поджаренной картошечки, и, зная, что его нельзя попробовать. Все, что оставалось вам, – это только наблюдать, как с аппетитом едят другие, да в отчаянии покусывать свои пальчики...
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

* * *
Какое-то время мне удавалось соблюдать «водочную» диету. Потом произошел резкий сбой.

Назвать это вторым запоем, наверное, было бы неверно. Все последние годы моей жизни превратились в один длительный, непрерывный запой. Ведь, за редким исключением, я пил почти каждый день. Но если раньше мой организм еще как-то справлялся с алкоголем, то теперь он исчерпал весь свой резерв и начал давать сбои. Надо было срочно решать: что делать?

Бросать пить я не хотел. Но и пить нормально, как все остальные люди, тоже больше не мог. А главное, я уже не в состоянии был самостоятельно остановиться.

В это время в городе широко рекламировалась лазерная кодировка – самое последнее достижение медицины. Новый метод лечения алкогольной зависимости, судя по многочисленным отзывам врачей и пациентов, позволял добиться ошеломляющих результатов.

«Надо попробовать, – решил я. – Закодируюсь, сделаю на полгодика передышку, организм отдохнет от вина, а что предпринять дальше, видно будет...»

Уже само решение пойти в медицинский центр должно было окончательно убедить меня, что я болен алкоголизмом. Разве будет здоровый человек платить огромные деньги, чтобы закодироваться от спиртного! Да ему такая мысль и в голову никогда не придет.

Но мне упрямо не хотелось признавать себя алкоголиком. «Просто здорово устал, – по-прежнему успокаивал себя я. – Необходимо немного отдохнуть, может быть, чуть-чуть подлечиться...»

В назначенный день в медицинском центре нас собралось человек пятьдесят. Я даже удивился, как смогут врачи закодировать столько людей сразу. Но вскоре все прояснилось. Оказывается, почти половина были родственниками. Кого-то привела жена, кого-то сестра, кого-то родители.

И вновь во мне взыграла гордыня. Я ведь пришел один, значит, мое состояние не так плохо, как у этих людей.

Сам процесс кодировки показался мне слишком простым и примитивным. Прочитав роман Алексея Толстого «Гиперболоид инженера Гарина», я с детства испытывал почтительное уважение к лазерной технике, и ожидал увидеть удивительную машину, способную творить чудеса. А тут дали под язык обычную таблетку, посветили в глаза маленькой, яркой лампочкой, вот и вся кодировка, – иди домой и больше не пей. Чепуха какая-то...

Выйдя из медицинского центра, почти тут же я почувствовал огромное желание выпить кружечку холодного, свежего пива. Вот тебе и последнее достижение медицины. Вылечили, называется. Не врачи, а настоящие шарлатаны.

И все-таки недели две после лазерной кодировки я не пил. Очень уж жалко было впустую потраченных денег. На них можно было купить несколько ящиков водки.

«Никакое лечение тебе не нужно, – рассуждал я, обдумывая сложившуюся ситуацию. – Возьми себя в руки. Удержаться от выпивки можно только благодаря силе воли...»

Моей силы воли хватило ровно на две недели. По прошествии этого срока все вернулось «на круги своя».


* * *
Обычно после работы я брал в магазине бутылку водки. Одно предвкушение предстоящего праздника пробуждало во мне радостные ощущения. Ласково поглаживая горлышко пока еще полной посудины, я уже мысленно представлял, как приду домой, включу телевизор и быстренько приготовлю что-нибудь закусить. Мне нравился сам процесс выпивки.

Первые сто грамм водки снимали похмельную дрожь организма. Приняв эту дозу, я обычно закуривал сигарету и откидывался на стул. Главное было не спешить, не торопиться. Меня никто не контролировал, никто не стоял над душой. И это было особенно приятно. Я сознательно растягивал процесс выпивки, испытывая от этого ни с чем несравнимое удовольствие.

После вторых ста грамм по всему телу волной расходилось тепло. В моей одинокой комнате становилось намного комфортней. Уютней и спокойней становилось и на душе. Сознание оставалось еще ясным, но оно уже находилось на том пороге, за которым наступает уход от окружающей действительности.

Последующие сто грамм смывали остатки тревоги и напряжения и уносили в совершенно другой, удивительный мир. В нем не было забот и волнений, старости и одиночества, пустоты и холода. Там вечно царили молодость и весна...

Есть такой армейский анекдот. Пожилого лейтенанта ругают за то, что он много пьет. Если б ты не выпивал, говорят ему, ты давно был бы майором. Зачем мне быть майором, отвечает лейтенант, когда выпью, я чувствую себя генералом.

Позднее, прочитав массу научной литературы об алкоголизме, познакомившись с другими алкоголиками и узнав их истории болезни, я пришел к выводу, что алкоголь – тот же наркотик. Но скажи мне это кто-нибудь во время моей активной питейной жизни, я посмотрел бы на такого человека, как на полного идиота. Бутылка была моим лучшим приятелем, любимым праздником, который можно устроить в любой момент.

На вино уходили почти все деньги. И хотя зарабатывал я довольно неплохо, зарплаты не хватало. Постоянно приходилось занимать у друзей и знакомых. Бывало, за месяц столько наберешь взаймы, что на выплату долгов уходит вся зарплата. Только расплатишься со старыми долгами, глядишь, надо занимать снова.


* * *
Наступил период, когда мое пьянство стало здорово мешать работе. Даже выпив накануне бутылку водки, утром я чувствовал себя совершенно разбитым и с огромным трудом поднимался с постели. А одной бутылкой «праздник» зачастую не заканчивался.

У алкоголиков в обиходе есть такая поговорка: «Чем лучше вечером, тем хуже утром». В ее правильности мне пришлось убедиться на собственной шкуре.

Я любил свою работу и не хотел ее потерять. Но не меньше, если не больше, любил выпивку и также не хотел лишать себя этого удовольствия. На какие же ухищрения мне приходилось идти, чтобы хоть как-то совместить эти две совершенно несовместимые вещи: пьянство и работу!

Полуживой поднимался я рано утром с кровати, наливал полную ванну горячей воды и залезал в нее отмокать. Вода приносила временное облегчение, после прохладного душа и горячей ванны я чувствовал себя чуточку лучше. Все дальнейшие действия мне приходилось разбивать на этапы. Побреюсь – посижу, отдохну. Почищу зубы – снова передышка. И так вплоть до выхода из дома.

Кошмаром стала сама поездка на работу. Сколько раз мне приходилось выходить из транспорта, проехав лишь одну или две остановки. Трамваи, троллейбусы и автобусы вызывали у меня острый приступ клаустрофобии (страх замкнутого пространства). Только посидев на лавочке, глотнув свежего воздуха, отдышавшись и успокоившись, можно было продолжать путь дальше.

Замечал ли я губительные изменения, происходившие в моем организме? Конечно, замечал. Все чаще и чаще возникала мысль, что пора бросить пить или необходимо сделать хоть небольшую передышку. Но алкоголь – великий обманщик. Стоило мне выпить, и все неприятные ощущения, всю боль и усталость снимало как рукой. Я понимал, что никуда они не исчезли, что это самообман и завтра мне снова будет плохо. Но то будет завтра, отмахивался я от голоса здравого рассудка, как от назойливой мухи, а сейчас, пока пью, мне снова хорошо...


* * *
На работе по графику подошла пора моего отпуска. Это было как нельзя кстати. Последние недели я еле таскал ноги.

Большинство людей во время отпуска отправляются в путешествия. И совсем не обязательно покупать дорогую путевку, чтобы поехать за границу или на юг. Прекрасно отдохнуть можно, даже если у вас довольно скромные финансовые возможности.

Вся моя юность прошла в турпоходах. У нас подобралась дружная и веселая команда. Каждое лето, взгромоздив на плечи рюкзаки и палатки, мы отправлялись на берег какой-нибудь тихой, лесной речки. Даже сейчас, спустя много лет, стоит мне закрыть глаза, и в памяти всплывают картины тех удивительных незабываемых мгновений.

...Теплая июньская ночь. Крутой берег реки. Где-то внизу тихо плещется вода. Мы сидим вокруг костра, расцветшего на поляне сказочным, живым цветком. В отблесках пламени наши лица кажутся красновато-медными, как у индейцев.

Огонь завораживает. Кажется, что вся жизнь на Земле в эту поистине волшебную ночь сосредоточена на одном маленьком пятачке, освещаемом нашим костром. Все, что находится за его пределами, представляется нереальным, неосязаемым. В потоках горячего воздуха колышутся и плывут темные силуэты брезентовых палаток, кустов и деревьев.

Время от времени в костре тихо потрескивают сучья, и в бездонное, звездное небо, словно маленькие огненные мотыльки взлетают золотые искры...

Но оставим приятные воспоминания юности и вернемся к моему отпуску. Конечно, в том плачевном состоянии, до которого меня довело пьянство, нечего даже было и помышлять о каком-либо путешествии, а тем более о турпоходе. Я прекрасно понимал, что если не прекращу пить, очень скоро отброшу коньки. Поэтому, как ни обидно, но долгожданный отпуск пришлось полностью посвятить лечению.

За последний год мои познания в области алкоголизма значительно расширились. Я читал все, что попадалось под руку. В научных статьях приводились примеры различных методик лечения алкоголизма, но ни один метод не давал стопроцентной гарантии. После долгих размышлений и колебаний я решил вновь попробовать кодирование. К такому решению меня подтолкнул мой старый приятель. У него был знакомый врач-психотерапевт. В городе поговаривали, что этот доктор может творить настоящие чудеса.

Так я впервые попал в медицинский центр с многообещающим названием «Надежда». Врачу Фридману на вид было лет тридцать. Он носил черную, пышную бороду. Из-под густых, сросшихся бровей смотрели такие же черные, пронзительно строгие глаза. Пока я, волнуясь и немного смущаясь, рассказывал свою историю, доктор внимательно слушал, задавал вопросы и делал какие-то пометки в небольшом блокнотике. Иногда, словно соглашаясь со мной, он молча кивал головой.

– Все ясно, – сказал Фридман, когда я закончил свой рассказ. – У вас вторая стадия алкоголизма. Будем лечить. Сначала нам необходимо очистить ваш организм от шлаков, а через две недели проведем сеанс кодирования.

Врач выписал мне рецепты на кучу самых разных таблеток, назначил ежедневные капельницы и уколы.

Медицинский центр, в котором работал Фридман, открылся совсем недавно. Он разместился в бывшем купеческом особняке. Строители сумели вернуть старому дому былую красоту: снаружи оштукатурили и побелили, а внутри сделали евроремонт. Врачи «Надежды» давали гарантию сохранять анонимность своих пациентов, поэтому от желающих поправить здоровье в медицинском центре не было отбоя.

Каждое утро, сидя в очереди в процедурный кабинет, я с опаской посматривал на своих соседей. Мне очень не хотелось, чтобы среди пациентов случайно оказался кто-либо из моих знакомых. Я боялся, что начнутся расспросы: «Как?» да «Почему?», и мне тогда придется выкручиваться, что-то врать, потому что рассказать правду и признаться в своем алкоголизме было стыдно.

К счастью, весь курс лечения прошел без осложнений – за две недели мне не повстречалось ни одного знакомого лица. В то же время, постоянно приглядываясь к пациентам, я сделал неожиданное открытие, которое немного успокоило и даже несколько примирило меня с мыслью о моем незавидном положении. Ежедневно в медицинский центр приходили десятки больных. Среди них были и совсем еще юные (шестнадцати – восемнадцатилетние ребята и девчата), и мои ровесники, и люди пожилого и преклонного возраста. Болезнь не щадила никого.

С одним из пациентов мы незаметно разговорились. Игорь, так он представился, год назад закодировался и теперь хотел продлить срок кодировки до трех лет.

«Мне 52 года, – рассказывал мой собеседник. – Выпивать начал в юности. Пока был молодой, особых проблем не возникало. На праздник, в компании, под хорошую закуску мог выпить литр водки – и хоть бы хны. Утром даже голова не болела. Позавтракаешь, попьешь крепкого чайку, и как ни в чем не бывало идешь на работу... А лет пять назад в меня точно бес какой-то вселился. Стоит только попробовать пива или вина, как я полностью теряю голову – ухожу в недельный, а то и двухнедельный запой. Прямо наваждение какое-то... Раньше никто из соседей сроду меня пьяным не видел, а тут стал чуть ли не постоянным клиентом вытрезвителя. На работе – одни неприятности, дома – сплошные скандалы... А ведь у меня уже дети взрослые, внуки есть. Когда протрезвеешь, стыдно в глаза им смотреть, но ничего поделать с собой не могу. Как на работе получка, так у меня очередной запой. Моя любимица, внучка Анечка, говорит: «Кончай, дедуля, пить!» А я бы и рад закончить, да не в силах, – точно на меня кто-то порчу навел... Спасибо, добрые люди посоветовали: сходи, закодируйся. Вот через неделю год будет, как не пью. За этот год свет Божий увидел. И дома все наладилось, жена довольна, дети. Нет, хватит. Видно, в молодости отпил я своё...»

Рассказ Игоря вселял оптимизм. Если кодирование помогло ему, значит, должно помочь и мне. Тем временем таблетки, капельницы и уколы сделали свое дело. Я почувствовал себя значительно лучше.


* * *
На этот раз процесс кодирования очень напоминал колдовской ритуал. Все было окутано покровом таинственности. В комнате царил полумрак, по углам горели восковые свечи.

Чернобородый врач Фридман усадил меня в мягкое, удобное кресло и попросил расслабиться. Затем, искусно манипулируя руками и шепча какие-то непонятные заклинания, доктор стал бесшумно кругами двигаться по комнате. Его действия напоминали танец шамана. Не хватало только бубна. Совершая круг за кругом, доктор все ближе и ближе подходил ко мне. Наконец, он остановился, как вкопанный, и так резко и неожиданно выкинул руки вперед, что я невольно вздрогнул. Черные глаза кодировщика, словно два маленьких буравчика, впились в мое лицо, пытаясь просверлить меня насквозь и добраться до мозга.

– Медленно откройте рот, – глухим, неестественным голосом приказал Фридман. – Сейчас из флакончика я брызну вам под язык специальное ароматичное вещество. Оно усилит и закрепит сеанс гипноза.

Жидкость имела резкий цветочный запах и приятно холодила.

– Расслабьтесь и закройте глаза, – после непродолжительной паузы вновь приказал доктор. – Начнем отсчет. Я буду медленно называть цифры. При счете «десять» вы впадете в состояние транса...

По правде сказать, все происходящее очень напоминало хорошо поставленный спектакль. Но мне искренне хотелось хоть на время избавиться от губительной страсти к алкоголю, поэтому я старался добросовестно выполнять все приказы врача.

– Отныне у вас пропадет всякая тяга к спиртным напиткам, – глухим, монотонным голосом внушал мне Фридман. – Начиная с сегодняшнего дня, вы будете относиться ко всем спиртосодержащим жидкостям совершенно равнодушно. Вас больше не интересуют коньяк, водка, шампанское, сухое, портвейн...
Список запретных «плодов» был довольно длинным. Кроме вышеназванных напитков, в него вошли самогон, брага, одеколон, аптекарские настойки... У меня были закрыты глаза, и я не мог знать, что делает врач, но в голове постоянно крутился навязчивый вопрос: «Интересно, он читает по бумажке или знает весь список наизусть?» Напрасно я пытался сосредоточиться и заставить себя проникнуться важностью происходящего действа. Ничего не получалось.

Наложив на алкоголь табу, доктор начал обратный отсчет. Когда прозвучала цифра «один», он коснулся рукой моего лба и разрешил открыть глаза.

В комнате по-прежнему царил полумрак. Горящие восковые свечи наполовину оплыли.

– Поздравляю с началом новой жизни, – мягко и вкрадчиво произнес чернобородый гипнотизер и приветливо улыбнулся.

Подойдя к стене, он нажал на выключатель. С потолка хлынули потоки электрического света, настолько яркого, что я невольно прищурил глаза. Доктор неторопливо, вразвалочку обошел вокруг комнаты и задул свечи. Меня продолжали мучить сомнения: подействует ли гипноз?

– Не волнуйтесь. Все записалось в вашем подсознании, – пояснил Фридман. – Первое время советую вам воздержаться от посещения свадеб, банкетов и других мероприятий, связанных с употреблением спиртных напитков. Не стоит лишний раз себя искушать. А так можете вести обычный образ жизни. Если все же сорветесь, немедленно приходите ко мне. Последствия могут быть очень опасными. Закодированному человеку нельзя употреблять спиртное. Нарушение запрета грозит кровоизлиянием в мозг. Чтобы избежать трагических последствий, мне необходимо будет вас раскодировать...
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
Лисенок
Врач
Врач
Сообщения: 1869
Зарегистрирован: 08 ноя 2018, 12:08

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение Лисенок »

sableson,
Пааш,а продолжение.
Изображение

Аватара пользователя
Лисенок
Врач
Врач
Сообщения: 1869
Зарегистрирован: 08 ноя 2018, 12:08

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение Лисенок »

bvc- не сегодня уже,да.чет прям зачиталась.
Я требую продолжения банкета. kefy*r
Изображение

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

Лисенок писал(а):
13 фев 2020, 03:15
продолжения
сейчас будет.
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
Лисенок
Врач
Врач
Сообщения: 1869
Зарегистрирован: 08 ноя 2018, 12:08

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение Лисенок »

sableson писал(а):
13 фев 2020, 03:32
сейчас будеь.
Ура,ура fd-
Изображение

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

Глава 3

Сотни невидимых нитей связывали меня с алкоголем. С годами они так прочно опутали всю мою жизнь, что мое состояние чем-то напоминало положение гусеницы в коконе. Но если гусеница со временем могла превратиться из куколки в бабочку, то я не в силах был покинуть свой «кокон». Слишком твердую оболочку создало многолетнее пьянство.

Я не был безумцем и ясно видел, что алкоголь несет мне погибель, но даже угроза смерти не могла удержать меня от выпивки. Я постоянно искал и находил тысячи уловок, чтобы оправдать свою губительную страсть к спиртному.

В повести Пушкина «Капитанская дочка» Емельян Пугачев рассказывает старую калмыцкую сказку. Однажды орел спросил у ворона: почему тот живет триста лет, а он, орел, всего только тридцать? «Потому, – ответил ворон, – что ты пьешь живую кровь, а я питаюсь мертвечиной». Орел подумал и решил попробовать питаться тем же. Завидели они палую лошадь и сели на нее. Ворон стал клевать да похваливать. А орел клюнул раз, клюнул другой и сказал: «Нет, брат ворон, чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью...»

Я часто вспоминал эту сказку. Мне казалось, она дает убедительный и ясный ответ на вопрос, что лучше долгое, скучное и однообразное бытие трезвенника или полная опасностей, но зато веселая и полная приключений жизнь поклонника Бахуса. Как это ни кощунственно звучит, но даже некоторые строки Библии умудрился я приспособить для оправдания своей неуемной страсти к алкоголю. В Евангелии от Матфея говорилось:

«И когда они ели, Иисус взял хлеб и благословив преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.
И взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все;
Ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов».

Эти слова я воспринимал как прямой завет Бога, касавшийся употребления вина. Но самые убедительные доводы в защиту алкогольных забав звучали в стихах моих любимых поэтов Омара Хайяма, Сергея Есенина, Александра Блока. Строки последнего я приводил в пример особенно часто. Его стихотворение «Поэты» стало, чуть ли не моим жизненным кредо:

За городом вырос пустынный квартал
На почве болотной и зыбкой.
Там жили поэты – и каждый встречал
Другого надменной улыбкой.

Напрасно и день светозарный вставал
Над этим печальным болотом:
Его обитатель свой день посвящал
Вину и усердным работам.

Когда напивались, то в дружбе клялись,
Болтали цинично и пряно.
Под утро их рвало. Потом, запершись,
Работали тупо и рьяно.

Потом вылезали из будок, как псы,
Смотрели, как море горело.
И золотом каждой прохожей косы
Пленялись со знанием дела.

Разнежась, мечтали о веке златом,
Ругали издателей дружно.
И плакали горько над малым цветком,
Над маленькой тучкой жемчужной...

Так жили поэты. Читатель и друг!
Ты думаешь, может быть, – хуже
Твоих ежедневных бессильных потуг,
Твоей обывательской лужи?

Нет, милый читатель, мой критик слепой!
По крайности есть у поэта
И косы, и тучки, и век золотой,
Тебе ж недоступно все это!..

Ты будешь доволен собой и женой,
Своей конституцией куцей,
А вот у поэта – всемирный запой,
И мало ему конституций!

Пускай я умру под забором, как пес,
Пусть жизнь меня в землю втоптала, –
Я верю: то бог меня снегом занес,
То вьюга меня целовала!

Алкоголь прочно вошел в мою жизнь. Спиртные напитки стали для меня чем-то вроде «живой воды». Без них и радость была не в радость, и горе не в горе. Секс, отдых, развлечения, да почти все в моей жизни было круто замешано на алкоголе...


* * *
В армии есть обычай: когда до приказа об увольнении в запас остается сто дней, «старики» заводят маленькие, карманные календарики. Был в свое время такой дембельский, картонный «квадратик» и у меня. Каждый вечер, перед сном, лежа в койке, я крестиком зачеркивал в календаре очередной прожитый день и заново пересчитывал, сколько еще осталось до увольнения.

Мой период трезвости был чем-то сродни ожиданию дембеля. Пройдя курс лечения в медицинском центре «Надежда», буквально с первых же дней я начал считать в уме месяцы и недели, отделяющие меня от срока окончания кодировки. Схожее чувство нетерпения, наверное, испытывают заключенные, ожидая своего выхода на свободу.

Особенно сильно угнетало ощущение, что мое положение очень напоминает состояние зомби. Какой-то колдун – психотерапевт Фридман – нашептал на ухо несколько заклинаний, побрызгал под язык ароматной, пахучей жидкостью, и теперь я запрограммирован, как робот. Мой разум протестовал против такого нелепого перевоплощения. Я хотел оставаться самим собой, самостоятельно управлять своими действиями и поступками, а не зависеть от каких-то установок, записанных на подкорочку моего мозга. В этом было что-то очень обидное.

Пять месяцев длилось мое «добровольное заточение». На шестой, решив, что организм полностью очистился и отдохнул от алкоголя, я, наконец, отважился нарушить сухой закон.

В тот день мои коллеги по работе отмечали какое-то очередное радостное событие. Такие дружеские вечеринки проходили у нас довольно часто. В период своей трезвости я старался по возможности избегать их. А если отговориться никак не удавалось, ставил на стол рядом с собой лимонад или минеральную воду.

У нас в России почти в любой компании смотрят на непьющего человека, как на белую ворону, с опаской и недоверием. Раз не пьет – значит не уважает или, что еще хуже, брезгует. Обычно я отшучивался, ссылаясь на то, что давно уже исчерпал свой лимит. Малознакомых людей такая отговорка устраивала, а вот с приятелями было намного сложнее. Зная мою страсть к выпивке, бывшие собутыльники всеми правдами и неправдами стремились вернуть меня на путь истины. А истина была, как известно, в вине: «In vino veritas».

У поклонников Бахуса есть такая поговорка: «Первая рюмка проходит комом, вторая летит соколом, а третья порхает малой пташечкой». Видимо, за пятимесячный период трезвости мой организм настолько истосковался по спиртному, что уже первая выпитая на вечеринке стопка холодной и прозрачной, как слеза ребенка, водки пролетела, словно быстрокрылая ласточка. Прошло не больше двух минут, и по всему телу упругой волной разлилось знакомое, долгожданное, согревающее душу тепло.

Боялся ли я последствий кодировки? По правде сказать, нет. Возможно, потому что особо не верил в нее, а скорее всего, потому что мою алкогольную страсть не могла погасить никакая кодировка.

За вечер я выпил три небольшие стопки (грамм сто пятьдесят) и на следующее утро проснулся со свежей головой. «Победа! Кризис миновал!» Это открытие так обрадовало, что я готов был расцеловать весь мир.

Конец недели пролетел незаметно. Все спорилось и ладилось в моих руках. Сознание, что ко мне вновь вернулась способность контролировать свою выпивку, буквально окрыляло.

В пятницу после работы я зашел в магазин и взял бутылку водки. Впереди были выходные. По моим расчетам, если выпивать по-умному – две-три рюмочки за вечер, не больше, – бутылки должно было хватить на все три дня.

Здесь, наверное, уместно вспомнить и рассказать еще один анекдот. Пришел как-то мужик с женой на цирковое представление. Гвоздем программы в тот день значилось выступление индийского йога. Ассистенты выносят на арену журнальный столик и ставят на него бутылку водки. Затем выходит этот самый йог и садится напротив. В цирке смолкает музыка и воцаряется абсолютная тишина. Застыв в позе лотоса, артист с минуту сосредоточенно смотрит на бутылку с водкой, а потом, как подкошенный, падает на арену. Вызывают врача, и тот, внимательно осмотрев йога, констатирует: «Сильнейшее алкогольное опьянение». Артиста на руках уносят, а весь зал взрывается громом аплодисментов. «Вот это да! – восторженно говорит жена своему мужику. – Видишь, что значит сила внушения? Вот если бы ты так мог, Вася. И бутылка всегда была бы цела, и деньги...» «А что, давай попробуем», – почесав затылок, отвечает Вася. По дороге домой семейная парочка зашла в магазин и купила бутылку водки. Придя в квартиру, жена торжественно поставила бутылку в центр стола, а муж сел напротив и, уставившись на водку, начал сосредотачиваться. Проходит минута, другая, третья... Наконец через полчаса Вася, как подкошенный, падает со стула на пол. Жена в панике вызывает по телефону скорую помощь. Приехавший врач, осмотрев пациента, констатировал: «Ваш муж умер – захлебнулся слюной...»

В отличие от «героя» анекдота Васи в тот вечер я не стал доводить себя до такого печального конца. Уже через пару часов купленная бутылка водки была пуста, и мне пришлось идти за второй, чтобы добавить. Так бесславно закончилось мое второе кодирование.


* * *
Среди ночи я очнулся и почувствовал, что задыхаюсь. Как выброшенная на сушу рыба, жадно хватал я ртом воздух, но совершенно не ощущал его. Невидимый стальной обруч мертвой хваткой стиснул грудь и не давал сделать ни вдох, ни выдох. Сердце то бешено колотилось, словно готово было выпрыгнуть наружу, а то полностью останавливалось и замирало.

«Вот и все, – мелькнула в голове мысль. – Похоже, на этот раз мне не выкарабкаться...»

Последние несколько недель я пил почти беспробудно, будто пытаясь наверстать все, что не допил за пятимесячный период трезвости.

Вам приходилось когда-нибудь видеть, как весной, в половодье, река рушит плотину? Встретив на своем пути преграду, талая вода какое-то время еще находится в относительном спокойствии. Словно огромный дикий зверь, готовящийся к прыжку, она замирает и копит силы. Но вот наступает критический момент: слабое место в плотине найдено, и, пробив брешь, потоки бушующей воды, стремительно вырываются на равнину. Они несутся с бешеной скоростью, буквально сметая и смывая все на своем пути. Стихия настолько свирепа и неуправляема, что в белой пене водоворотов, как мячики, подпрыгивают тяжелые каменные валуны и, словно щепки, беспомощно носятся по волнам стволы огромных деревьев. Поистине жуткая, незабываемая картина.

Если сравнить кодирование от алкоголя с плотиной, которую врачи пытаются соорудить на пути болезни, станет понятно, почему после срыва я запил еще сильнее. Тонкая, шаткая преграда, воздвигнутая хитроумными манипуляциями Фридмана, в одночасье рухнула, развалилась, рассыпалась, словно карточный домик, и вместе с ней рухнули все мои надежды на выздоровление.

...Острый приступ удушья закончился так же внезапно, как и возник. Сердце продолжало бешено колотиться, но в легкие уже начал поступать воздух и пелена плотного тумана, стоящего перед глазами, постепенно стала рассеиваться.

Нащупав онемевшей, ставшей будто чужой, рукой шнурок от бра, я включил свет. Потолок и стены комнаты медленно вращались.

Во рту у меня пересохло. С трудом сглотнув, чтобы подавить приступ тошноты, я вновь откинулся на подушку. Мой мозг пылал, будто под черепную коробку мне влили расплавленный свинец, а все тело сотрясала противная, мелкая дрожь.

С вечера в холодильнике осталась почти полная бутылка водки. Но холодильник стоял на кухне, и до него надо было еще добраться.

Идти я не мог – левую ногу свело судорогой.

Стиснув зубы от боли, вцепившись руками в спинку кровати, медленно и неуклюже я все же умудрился спустить свое частично парализованное тело на пол. Внизу дышать стало легче. Гладкие, крашеные доски пола были холодными. Прижавшись к ним пылающей головой, какое-то время я лежал неподвижно.

Сознание было мерцающим. Оно то вспыхивало ярким ослепительным светом, то почти полностью гасло. Наконец, собравшись с силами, я пополз, волоча по полу ногу.

От кровати до кухни было метров десять. Их можно было пробежать за пару секунд. Сколько времени ушло у меня на то, чтобы преодолеть это небольшое расстояние, – трудно сказать. Смутно помню, что где-то на середине пути, в маленьком, узком коридорчике, силы полностью покинули меня и сознание отключилось.

До сих пор остается загадкой, как мне, находясь в полуобморочном состоянии, все же удалось доползти до холодильника, открыть дверцу, достать бутылку и налить в стакан водки. Вероятно, эти действия отняли последние крохи моей энергии, потому что, проделав их, я вновь на какое-то время потерял сознание.

...К жизни меня вернул запах водки. На кухне было темно. Я не мог разглядеть стакана, но чувствовал, что спасительная жидкость где-то рядом. На ощупь, найдя рукой стеклянную посудину, я приподнял голову и кое-как проглотил горькое «лекарство».

Прошло несколько минут. В голове у меня по-прежнему пылал пожар, но дышать стало легче. Спазм медленно отступал, и я наконец смог пошевелить пальцами одеревеневшей ноги.


* * *
Последующие два месяца вспоминаются как ужасный, кошмарный сон. Страшные, безумные, алкогольные ночи, когда не знаешь, доживешь до утра или нет, а от тупой, непроходящей боли и полного бессилия что-либо изменить готов чуть ли не кидаться на стенку, стали повторяться все чаще и чаще.

После каждой такой ночи я абсолютно искренне давал себе зарок никогда больше не пить. Но моих обещаний хватало максимум на два-три дня. Стоило организму хоть чуть-чуть отдохнуть, и все повторялось сызнова.

В этот черный период своей жизни я находил спасение только в церкви. После очередного запоя, полуживой, еле держась на дрожащих, подламывающихся ногах, брел я в храм и там долго горячо и искренне молился. Говорят, что Бог прежде всего откликается на просьбы больных и страждущих. Наверное, так оно и есть, потому что только Он помог мне выжить и не сойти с ума в те жуткие, окаянные дни и ночи...

Однажды поздно вечером я сидел у телевизора и, как обычно, коротал время за бутылкой водки. Телевизор остался единственной нитью, связывающей меня с реальной жизнью, единственным окном в реальный мир. Глубокая, непроходимая пропасть разверзлась между мной и остальными людьми. Они жили какими-то своими интересами и заботами, решали свои насущные проблемы, а круг моих забот сузился до минимума: где и как достать денег на очередную выпивку.

Последнее время я уже совершенно не мог обходиться без алкоголя. Как автомобиль без бензина не в состоянии сдвинуться с места, и чтобы завести его и в дальнейшем движок нормально работал, необходимо не только заполнить бак топливом, но и постоянно пополнять запасы горючего, так и мой организм через определенный промежуток времени назойливо требовал очередную порцию алкоголя. В противном случае он начинал бунтовать.

...Водка в бутылке заканчивалась. Я давно сменил стопку на маленькую рюмочку и наливал в нее мизерную дозу – не более двадцати грамм, но все равно с каждым разом спасительной жидкости становилось все меньше и меньше.

На новую бутылку денег не было, и я с ужасом думал о предстоящей ночи. Когда через несколько часов анестезирующее действие водки пройдет, вновь начнется жуткая алкогольная ломка. Мн
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
Скоросчастье
Доцент
Доцент
Сообщения: 4254
Зарегистрирован: 19 дек 2018, 01:21
Откуда: Lietuva

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение Скоросчастье »

sableson, Мне понравилось) спс
Found happiness in Paradisе!
Изображение

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

Скоросчастье писал(а):
13 фев 2020, 04:50
понравилось)
это не всё еще. .


Вот дальше.....


Мне предстояло пережить еще один «кошмарный сон наяву».

По телевизору закончили передавать новости, и диктор объявил о показе американского художественного фильма. Картина называлась «Меня зовут Билл». Решив, что это очередной дешевенький боевик с оглушительной стрельбой и бесконечными погонями, я уже собирался выключить телевизор, но необычное начало фильма неожиданно заинтересовало. Героем картины был вовсе не гангстер, а такой же, как я, безнадежный алкоголик.

Трагическая история Билла очень напоминала мою жизнь. Сцены безумного, безудержного пьянства были поставлены настолько реалистично, что порой казалось, будто я сам вместе с героем участвую в сумасшедших алкогольных оргиях, страдаю от дикого похмелья, мучительно пытаюсь найти выход из тупика, в который загнала болезнь, и постоянно сталкиваюсь с полным непониманием и неприкрытым осуждением окружающих людей.

Я почти не сомневался в трагическом финале картины. Пытаясь избавиться от алкогольной зависимости, Билл перепробовал самые различные методы лечения. Но все его попытки бросить пить оказались бесплодными. Победить страшную болезнь не могли даже самые известные врачи. Казалось, что судьба Билла предрешена: он найдет свою смерть в одном из многочисленных баров или проведет свои последние дни в сумасшедшем доме. «Такая же незавидная участь, вероятно, в скором времени ожидает и меня, – следя за событиями фильма, с горечью думал я. – Мы оба обреченные, конченые люди...»

После той страшной ночи, когда, наполовину парализованный, я полз по коридору, мысли о скорой смерти все чаще и чаще посещали меня. Это не было бредовой, навязчивой идеей. Просто жизнь приучила меня смотреть правде в глаза. Вся современная медицина однозначно утверждала, что алкоголизм – болезнь прогрессирующая и в ряде случаев не поддающаяся абсолютно никакому лечению. Мои неудачные попытки закодироваться лишь подтверждали правильность выводов авторитетных наркологов.

Но в отличие от меня, почти смирившегося со своей горькой участью, герой фильма Билл упорно не желал признавать своего поражения. Убедившись, что врачи не в силах ему помочь, он стал искать другие, нетрадиционные способы лечения. В 1935 году Билл вместе с таким же безнадежным алкоголиком Бобом решил попробовать организовать сообщество людей, больных алкоголизмом. Они понимали, что справиться со страшной болезнью в одиночку никому из них не удастся. Только помогая и поддерживая, друг друга, накапливая и передавая коллективный опыт, можно было рассчитывать на успех. Так родилось движение Анонимные Алкоголики.

События фильма настолько увлекли, что я даже не заметил, когда в бутылке закончилась водка. Во мраке, каким представлялось будущее, неожиданно забрезжил слабый и тонкий лучик надежды. Анонимные Алкоголики сумели разработать специальную программу. Она помогла избавиться от алкогольной зависимости сотням тысяч людей.

В ту ночь я долго не мог заснуть. В титрах фильма «Меня зовут Билл» сообщалось, что в основу сценария легли реальные факты и события, что в настоящее время сотни и тысячи групп Анонимных Алкоголиков работают почти во всех странах мира. Мне не терпелось узнать, создано ли такое сообщество в нашем городе, и если оно существует, как туда можно попасть...


* * *
– Какие еще Анонимные Алкоголики?! – зло и резко выкрикнул врач-кодировщик Фридман, выслушав мой рассказ. – Мы живем не в Америке, а в России. Может, там и нужны тусовки алкоголиков, а нам они совсем ни к чему. И вообще, сколько может русский наступать на одни и те же грабли?!.

Меня отчитывали, как провинившегося школяра. Но задела меня даже на грубость самоуверенного доктора, а обида за русских. Я никогда не был националистом и одинаково относился ко всем людям, будь то белорус, хохол или татарин. Не раз приходилось мне выпивать и с евреями-алкоголиками. Один из них, Лева, погиб от вина, пока я жил в Питере. Это был тихий, умный, чудесный парень. Известие о смерти Левы в свое время сильно потрясло меня. Но то, что он спился и стал алкоголиком, никому не давало права обвинять в пьянстве огульно всех евреев, так же как по мне нельзя было судить и обо всех русских.

Выпад Фридмана задел за живое. Но я смолчал. Последний уголек надежды, вспыхнувший прошлой ночью, окончательно погас. Так заливают ковшом воды остатки костра и на том месте, где только что играли яркие желто-красные язычки, остаются лишь черные головешки, от которых идет горький, едкий дым...

Фридман предложил раскодироваться и еще раз пройти двухнедельный курс лечения. Мне было все равно. Рассеянно кивнув, я согласился.

Приблизительно через полчаса на голову мне надели наушники и включили какую-то громкую эстрадную музыку. Я больше не верил ни в кодирование, ни в раскодирование. Все действия врачей и медсестер специализированного центра «Надежда» очень напоминали старую детскую игру «в доктора».

Вероятно, вы спросите: зачем же в таком случае я согласился безропотно выполнять все эти бессмысленные процедуры? Трудно сказать. Скорее всего, от отчаяния и безысходности. В том подавленном состоянии, в котором я находился, необходимо было хоть что-то делать с собой, иначе можно было просто сойти с ума.
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
Лисенок
Врач
Врач
Сообщения: 1869
Зарегистрирован: 08 ноя 2018, 12:08

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение Лисенок »

sableson,
Пааш,а ещё? :))
Изображение

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

Лисенок, А работать ?🤔
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

Часть вторая
Двенадцать

Если где-то кто-то в беде,
И ему нужна помощь –
АА всегда будет рядом.
И я отвечаю за это.*
____________________________________
* Один из девизов Всемирного сообщества 
Анонимных Алкоголиков (сокращенно АА).


Глава 4
Серый кирпичный пятиэтажный дом ничем не выделялся среди окружавших его жилых собратьев. Я поднялся на третий этаж и остановился перед железной дверью, окрашенной в коричневый цвет. Лестничные пролеты не были крутыми. Но последний запой так меня вымотал, что от любого малейшего усилия кружилась голова и на лбу выступали капли пота.

Отдышавшись, я нажал кнопку звонка. Волнения не было. Мне предстояло встретиться уже с третьим врачом. Двое предыдущих ничем не сумели помочь. Безнадежность и отчаяние настолько прочно поселились в моей душе, что я почти свыкся со своим положением камикадзе.

Железная дверь открылась. На пороге стоял высокий, худощавый мужчина, лет тридцати, в черных джинсах и черной рубашке, с красным галстуком. У него была короткая русая бородка и длинные, зачесанные назад, светлые волосы.

– Алексей? – спросил мужчина мягким, приятным голосом.

– Да, мы вчера по телефону договорились о встрече.

– Проходите.

Это была обычная трехкомнатная квартира. Вслед за мужчиной я прошел через арку в гостиную. Простенок между дверями в смежные комнаты заполнял массивный книжный шкаф. Сквозь стекла пестрели разноцветные корешки книг. Напротив стоял большой угловой диван. Он занимал почти треть гостиной, от арки до балконной двери. Комнатные растения живым зеленым занавесом закрывали почти все окно. Каких только видов здесь не было: пальмы, кактусы, лианы. Цветы стояли на подоконнике, на полу, зелеными гирляндами свешивались со стен.

– У нас есть свои правила, и давайте сразу договоримся их придерживаться, – сказал мужчина, когда мы уселись на диван за круглый журнальный столик. – Мы обращаемся друг к другу на «ты» и по имени, независимо от возраста и общественного положения. Итак, меня зовут Михаил.

– Алексей, – еще раз представился я и пожал протянутую мне небольшую, но сильную руку.

– Расскажи, что тебя привело к нам.

Мне уже приходилось рассказывать историю своей болезни. Пора бы привыкнуть. Но привыкнуть к тому, что ты алкоголик, невозможно. Пагубная страсть к спиртному прочно держала меня в своих лапах. За последние два года я трижды кодировался, но так и не смог избавиться от неуемной тяги к алкоголю. Последний запой был особенно ужасен. Мне не раз приходилось находиться на грани жизни и смерти, но сейчас зловещая старуха с косой подошла так близко, что я чувствовал за спиной ее холодное дыхание. Задавая себе вопрос, сколько еще осталось мыкаться на этом свете, я чувствовал, что совсем недолго. Счет шел не на годы и месяцы, а на недели, возможно, даже дни.

– Ты признаешь себя алкоголиком? – спросил меня Михаил, выслушав мою короткую исповедь.

– Безусловно, – тяжело вздохнув, подтвердил я. – На этот счет у меня давно уже не осталось никаких иллюзий.

– Зачем же так отчаиваться! – спокойно и даже как бы с удивлением сказал Михаил. – Алкоголизм – болезнь. И никто из нас не застрахован от нее. К сожалению, в нашем обществе сложилось негативное отношение к людям, страдающим этой формой заболевания. Их считают изгоями. Но ведь каждый человек – творение Божье. На Западе это сумели понять раньше нас. Не случайно сама программа, по которой мы работаем, родилась в Америке. Она называется «12 шагов». Ты что-нибудь слышал об Анонимных Алкоголиках?

Я вспомнил, что с полгода назад один местный телевизионный канал поздно ночью показывал американский художественный фильм «Меня зовут Билл» и картина довольно сильно меня потрясла.

– Да, это фильм о Билле Вильсоне, зачинателе движения Анонимные Алкоголики, – подтвердил Михаил.

В гостиную вошла молодая темноволосая женщина. Поздоровавшись, она спросила:

– Моя помощь не требуется?

– Нет, спасибо, Тамара, – ответил Михаил и, уже обращаясь ко мне, продолжил: – Наш центр «Двенадцать» занимается поддержкой развития движения АА. Я врач-психотерапевт. Со мной работают два психолога – Тамара и Наташа. У нас уже есть несколько пациентов. Если хочешь, можешь к нам присоединиться...

Так я попал в центр «Двенадцать». Это было 16 августа 1995 года. Вот уже пятый год я отмечаю эту памятную дату как свой второй день рождения.


* * *
Занятия в центре проводились три раза в неделю: в понедельник и четверг с алкоголиками работали психологи, а по пятницам проходили собрания АА.

Свое первое собрание, как и первую свою любовь, наверное, я буду помнить до конца жизни. Оно стало поворотным моментом в дальнейшей моей судьбе.

Так после лютой, холодной зимы на голой ветке дерева робко появляется из почки первый клейкий зеленый листок. Он еще очень слабенький, и, возможно, его погубит первый же заморозок. Но все равно нежный зеленый росток радует нас. Потому что мы понимаем: зима, наконец, закончилась, и впереди ожидают теплая весна и жаркое лето...

Перед собранием все члены группы АА собирались на кухне. Здесь можно было курить, пить чай или кофе.

– В нашем полку прибыло, – встретив меня, сказал высокий, широкоплечий парень. Он протянул руку и, приветливо улыбаясь, представился: – Меня зовут Володя.

– Алексей, – ответил я, и мои пальцы полностью утонули в его большой, широкой ладони.

Кроме Володи, на кухне находились еще двое: черноволосый крепыш Саша и худощавый, бледный паренек Юра. Пожав протянутые мне руки, я уселся на табурет и закурил. Меня не покидало ощущение неловкости. Ребята оживленно о чем-то беседовали. Чувствовалось, что они хорошо знают друг друга. Я же был чужаком да и по возрасту на несколько лет старше.

Из прихожей донесся очередной звонок. Володя пошел открывать дверь. Через минуту на кухню, словно вихрь, влетела маленькая изящная блондиночка.

– Всем привет! – звонко с порога крикнула она и бросилась сначала на шею Саше, а потом обняла Юру. – Умираю, кофе хочу! Мальчики, вы даже себе представить не можете, какой у меня сумасшедший был день!.. Ой! А у нас сегодня новенький!..

Блондинка подошла ко мне, протянула маленькую узкую ладонь и, сделав шутливый реверанс, представилась: «Маша...»

С приходом этой веселой девушки на маленькой кухне сразу стало теплей и уютней. Мы, обжигаясь, пили горячий кофе, курили и слушали шутливую Машину болтовню. Она щебетала, словно маленькая, шустрая, озорная птичка. Мне никто не задавал вопросов, и чувство неловкости, которое я испытывал вначале, незаметно исчезло.

– Все, заканчиваем трепаться, время... – посмотрев на часы, сказал Володя. Он был старостой группы.

Из кухни мы перешли в гостиную и расселись на большом угловом диване. На светло-коричневом журнальном столике в медном подсвечнике стояла белая свеча. Рядом лежала незнакомая мне книга в синей глянцевой обложке. Володя сел на стул, как бы замкнув образованный нами полукруг, зажег свечу и взял в руки книгу.

– Меня зовут Володя, – сказал он. – Я алкоголик и сегодня буду вести собрание. Как обычно, начнем мы его с чтения пятой главы из Большой книги Анонимные Алкоголики.

Володя раскрыл книгу и неторопливо начал читать: «Мы редко встречали человека, который бы строго следовал по нашему пути и потерпел неудачу. Не излечиваются те люди, которые не могут или не хотят целиком подчинить свою жизнь этой простой программе...»

Слова и фразы, написанные много лет назад такими же, как я, алкоголиками, были близки и понятны. Узнав о своей страшной болезни, эти удивительные люди не спасовали, не опустили в бессилии руки. Путем проб и ошибок, нередко плутая в потемках и сбиваясь с пути, искали они дорогу к выздоровлению. Искали и нашли. А вырвавшись из плена болезни, они посчитали своим долгом поделиться открытиями с другими алкоголиками. Авторы Большой книги разработали двенадцать шагов и предложили их как программу выздоровления. Наши американские собратья писали: «Со всей серьезностью мы просим вас быть бесстрашными в выполнении этих шагов и следовать им неуклонно».

Передавая по кругу книгу, мы по очереди вслух зачитали программные двенадцать шагов.

– А теперь, – сказал Володя, продолжая вести собрание, – по нашей традиции вспомним о тех алкоголиках, которые еще на пути к нам, потому что не знают об этой программе, о тех, кто сейчас в срывах, запоях, о тех, кто уже никогда не придет, потому что умер от этой страшной болезни. Подумаем о себе и минуту помолчим...

В наступившей тишине отчетливо слышалось размерное тиканье настенных часов и легкое потрескивание горящей свечи.

– Представимся по кругу, – после минуты молчания предложил староста группы – Меня зовут Володя. Я алкоголик.

– Я Саша, алкоголик.

– Меня зовут Юра. Я алкоголик.

– Я Маша, алкоголик.

Очередь дошла до меня, и, немного волнуясь, я произнес:

– Меня зовут Алексей. Я алкоголик.

– Всем привет! – сказал Володя.

– Привет! Привет!.. – весело откликнулись Саша, Юра и Маша и громко захлопали в ладоши, приветствуя друг друга.

Все было настолько необычно, что я ни на минуту не переставал удивляться. Давно мне не приходилось встречать такую неподдельную радость и искренность в общении.

– Сегодня у нас в группе новенький, – произнес староста, когда гул приветствий смолк. – Поэтому я коротко напомню некоторые наши правила и традиции. Первое: на собрании не обсуждаются вопросы политики, религии и национальности. Второе: мы не спорим, не даем советов и оценок. Третье: каждый ведет рассказ только от своего имени и делится только своим личным опытом. Ты, Алексей, впервые пришел к нам, а новичок в группе – главное лицо. Поэтому, если есть желание, можешь рассказать немного о себе и своих проблемах. Если такого желания нет, можешь просто посидеть и послушать.

Мне не хотелось заново излагать историю своей болезни. Это было неприятно и больно. Но меня не устраивала и роль пассивного, молчаливого наблюдателя. Мне начинали нравиться мои новые знакомые, и после недолгого колебания я решил им довериться. Немного нервничая и волнуясь, я рассказал о своей пагубной страсти к спиртному, о кодировании, которое не дало никаких результатов, о последнем своем запое...

Меня слушали внимательно, не перебивая и не задавая вопросов. Впервые за многие годы я увидел в глазах собравшихся участие, понимание и даже сопереживание. Впервые, закончив свою короткую, но нелегкую исповедь, ощутил, как на душе стало чуточку легче.

– Спасибо, – сказал Володя, выслушав мой рассказ. «Спасибо», – эхом отозвалась вся группа. Слова благодарности прозвучали так неожиданно, что у меня чуть не вырвался вопрос: «За что?» Только позднее узнал я, что на собраниях группы Анонимных Алкоголиков принято благодарить каждого выступающего. Это было одной из традиций.

– Так как в группе присутствует новичок, предлагаю поговорить сегодня о «Первом шаге», – сказал Володя и, посмотрев на часы, добавил: – А пока перерыв.

Закончилась первая часть собрания, и мы отправились на кухню пить чай и кофе.


* * *
Мне хотелось побольше узнать о своих новых знакомых. К счастью, строгие правила собрания не действовали во время перерыва. На кухне можно было задавать любые вопросы, и на них охотно отвечали.

Так я узнал, что Саша и Володя работают по программе уже третий месяц, а Маша пришла совсем недавно, две недели назад. Но самым опытным в группе был Юра. Он прошел курс лечения в Московском центре АА и вот уже два года не пил. Его срок трезвости казался мне просто фантастическим, поэтому я смотрел на Юру почти как на пришельца с другой планеты. Но окончательно меня ошарашил его ответ на один из вопросов. Речь зашла о запоях.

– У нас в центре никто никому не запрещает пить, – сказал Юра, прихлебывая из чашки кофе. – Более того: если ты алкоголик, то имеешь полное право в любой момент надраться до чертиков. Алкоголизм – болезнь, а алкоголики – больные люди. Зачем же обижать больного человека? Зачем насильно лишать его вина или водки – единственной радости, ради которой он живет? Очередной запой для алкоголика такое же нормальное явление, как для обычного человека прием пищи...

Неторопливые рассуждения собеседника поставили меня в тупик. Его взгляды на проблему алкоголизма были настолько необычны и непривычны, что я невольно опешил, пытаясь понять: не разыгрывает ли меня мой собеседник? Нет. Юра говорил вполне серьезно и, похоже, совсем не собирался шутить.

Мои размышления прервал заливистый звон колокольчика. Нас вновь приглашали в группу.

– Итак, первый шаг, – раскрыв синюю книгу, продолжил собрание Володя. – Он звучит так: «Мы признали свое бессилие перед алкоголем, признали, что мы потеряли контроль над собой».

Слушая выступления ребят, я невольно сравнивал их истории болезни со своей. У нас был разный жизненный опыт, разные жизненные пути. Но во многом совершенно не похожие дороги привели и меня, и моих новых знакомых в один и тот же конечный пункт, на станцию со страшным названием «Алкоголизм». Почему же из сотен тысяч людей жестокая судьба выбрала именно нас? Кто в этом повинен? Что это, злой рок или закономерность?..

Все, о чем рассказывали в группе ребята, было близко и понятно. Сколько раз после очередного запоя я также клялся, что не возьму больше в рот ни капли спиртного. Сколько давал себе зароков и обещаний. Но проходило всего несколько дней, и все начиналось по-новому. После второй кодировки и очередного срыва я здорово обиделся на лечащего врача Фридмана. А ведь отчасти он был прав. Действительно, сколько раз можно наступать на одни и те же грабли?

Каждая короткая исповедь задевала за живое. Каждая рассказанная ребятами история чем-то напоминала мою собственную. Впервые я совершенно забыл о времени и, когда оно вышло, даже немного расстроился. Так не хотелось расставаться с новыми знакомыми. Закрывая группу, Володя сказал:

– Хочу напомнить, что все истории, прозвучавшие здесь, были рассказаны в доверие и не подлежат разглашению. Пусть они останутся в ваших сердцах и в стенах этой комнаты. А сейчас прошу всех присоединиться к нашей молитве.

Мы встали в круг и взялись за руки. В центре на журнальном столике продолжала гореть свеча. Саша, Юра, Маша и Володя негромко, но вместе с тем торжественно прочитали слова незнакомой мне молитвы:

«Боже. Дай мне Разум и Душевный Покой
Принять то, что я не в силах изменить,
Мужество изменить то, что могу,
И Мудрость отличить одно от другого».

Многое из того, что происходило в тот вечер в группе, очень напоминало какое-то священное таинство. Невольно напрашивалось сравнение с ритуалами и обрядами неизвестной секты. Наверное, неподготовленного человека все эти странные действия могли озадачить и насторожить. Но я был алкоголиком. Мне понравились мои новые знакомые, понравилась их открытость и искренность. В словах и поступках ребят я не почувствовал ни капли фальши, поэтому без колебаний готов был принять странные, пока еще во многом непонятные обычаи и традиции.

Самое страшное для алкоголика – одиночество. Когда на даче под Ленинградом я впервые понял, что серьезно болен, весь мир как бы раскололся на две части. По одну сторону оказался я, по другую – остальные люди. 
С каждым годом трещина между нами становилась все шире, и со временем она превратилась в глубокую, страшную, непроходимую пропасть.

На собрании Анонимных Алкоголиков я впервые почувствовал, что не одинок. У меня появились друзья, которые шли по жизни такой же тернистой дорогой. Нас объединяло общее горе – наша страшная, неизлечимая болезнь. В одиночку с ней нельзя было справиться. А вместе – стоило попробовать.
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Аватара пользователя
Лисенок
Врач
Врач
Сообщения: 1869
Зарегистрирован: 08 ноя 2018, 12:08

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение Лисенок »

sableson,
Спасибо,с удовольствием читала.
Изображение

Аватара пользователя
sableson
Аспирант
Аспирант
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 06 дек 2018, 13:12
Откуда: Minsk
Я не пью с: 22.04.2014

Повесть про алкаша или рассказ.

Сообщение sableson »

Лисенок писал(а):
13 фев 2020, 23:57
удовольствием
еще не все завтра закину еще.
Изображение🇷🇺
Могу быть спонсором в программе 12 шагов для хронического алкоголика .
WhatsApp +375296220212 🇧🇾

Ответить